На консоли лежала старая выцветшая фотография белокурой кудрявой женщины, в обнимку с рыжей девушкой и парнем.

«Здравствуй, милый! — очаровательно улыбнулась женщина, подняв забрало»

— Ривер… Профессор Ривер Сонг, — Женщина, которая живет моментами их встреч. Ради этих встреч, и неуклонно приближается к смерти. Рори как-то пересказал Доктору их разговор: «И настанет день, когда я посмотрю в глаза этому человеку, моему Доктору, и у него не будет ни малейшей мысли о том, кто я… И я думаю, это убьет меня…» О, как она была права…

Малышка Мелс, всю жизнь которой превратили в один сплошной парадокс, сплошной спойлер.

Доктор бережно вложил фотографию женщины с юными родителями в ламинированную упаковку и положил во внутренний карман пиджака. Поближе к сердцам. Дальше невозможно. Слишком больно.

«Мы с тобой еще побегаем!»

— Уже нет, милая, уже отбегался… — сквозь зубы прошептал таймлорд с горечью, — Уже засыпал последнюю горсть земли в твою могилу… Или как там земляне говорят…

Доктор прошелся вокруг консоли. Погладил теплые панели. Тардис отозвалась мерным шумом. Через секунду сотни рычагов и проводов одним яростным движением были поставлены на место, отжаты стабилизаторы и включен «хамелеон». Таймлорд даже избавил машину времени от её коронного шума. Все ради неё. Ради памяти о Ривер Сонг, Дите Тардис.

— Ну уж не-е-ет, — яростно выкрикнул Доктор, — Ты не имеешь на это права, я не дам тебе умереть!

Тардис подчинилась своему повелителю времени, тихо и полностью исправная приземлилась точь-в-точь в место назначения, не сбившись с пути. Точно в центр планеты-библиотеки. За секунды до ё смерти. Доктор стремительно защелкнул голографическое свечение на момент короткого замыкания на… ее теле. Залез под консоль, порылся там с минутку и вытащил миниатюрный предмет, похожий на органическую вилку с прожилками проводов. Она вполне могла так же замкнуть систему центрального компьютера, как и Ривер.

Доктор крепко сжал «вилку» и отвертку, и, вздохнув, вышел из невидимой Тардис, оставаясь под ее защитным невидимым полем. И стал, сжав зубы, наблюдать за разворачивающейся картиной. Молодой Доктор с мучительным выражением лица слушал обреченную Ривер. «Ты не погибнешь, милая…» — как мантру, повторял про себя Доктор нынешний, обещая себе больше не причинять Ривер такой боли, как тогда, когда она узнала, что больше не поцелует Доктора…

Вот он — момент. Доктор отверткой отжал рычаг голограммы света на консоли и осторожно воткнул «вилку» в провод передачи до Ривер. Секунда и их от молодого Доктора отделила стена слепящего света. Доктор вышел из-под защитного купола Тардис, и Ривер нежно улыбнулась:
— Здравствуй, милый. Всегда знала, что ты не дашь мне умереть, — шептала она, пока таймлорд молча освобождал зажимы и нежно снимал смертельный обруч с головы женщины, — Как и я тебе…

И она потеряла сознание, впервые на памяти Доктора. Он ловко подхватил женщину на руки и понес в Тардис. «Чуть не забыл!» — повелитель времени перехватил Ривер одной рукой, а другой посветил отверткой сначала по ее передатчику, потом по лежавшей рядом с молодым отверткой. И только тогда вошел в Тардис…

Ривер полулежала без сознания на ступеньках консольной, укрытая пиджаком Доктора. Сам он ходил вокруг консоли, направлял координаты дрейфа и изредка с нежностью посматривал на женщину. Он был спокоен. Умиротворен даже.

Она жива, и может жить дальше. Без спойлеров. Его Ривер. Женщина, которая живет.