Дитя Пандоры

Сидит малышка у окошка тихо, смотрит,
Как он стремительно восходит в её жизнь,
Как он с улыбкой закрывает страх на счет три,
И снова время забывает свет сложить.

Она одна, всегда одна была, не помня,
Что были те, кто принесли ей мира свет,
О них спросил он, ненароком ей напомнив,
Она задумалась, забыв вдруг дать ответ.

Все всегда странное, от трещины, до звуков…
Он удивился и засобирался прочь,
Сказал лишь ждать минут пять и секунду,
Исчез надолго сам.  Ждала она всю ночь.

И снова много лет спала под сенью речи,
Как губка, впитывая знания миров,
Не зная только, что защиту обеспечив
Вселенной всей, и подарила монстру кров.

Когда вернулся он, когда ребенок вырос,
И рыжими кудрями вновь взметнула та,
Поняли все, насколько оба вдруг ошиблись,
Забыв о самом главном детском — о, мечта!

Он осветил девицы личико в оконце,
Он показал ей сотни, тысячи миров,
И только белый отсвет Времени стер Солнце,
Что освещало ее жизнь пару веков.

Рыдания ее исчезли во мгновение:
Не вынесло и Время боли слезы,
Но Солнце вновь восстало приведением,
В ловушке их приманкой станут грезы.

И только милая малышка тихо смотрит
На странный куб, в иероглифах Пандоры:
Коснись рукой и пробуди ото сна мертвых,
Выйдет дева, спрятав черные узоры.

Спаси, Пандора, и себя, и всю планету,
Спаси миры, лишь прикоснувшись к тишине,
Ведь без тебя Вселенной выжить — шансов нету,
А ты сама увидишь звезды при Луне.

Сидит малышка у окошка тихо, смотрит,
А в голове мелькает речь Его огня:
То ускользает, то секундочку напомнит…
Он тоже есть… Всегда с тобой, тебя храня.