Звон серебристый ласковой аллеи,
Растают бледно-голубые луны:
То утро каждый в памяти лелеет
И помнит светло-розовые дюны.

В оранжевом сиянии рассвета,
Трава зальется ярким цветом красным —
Такое можно видеть только летом,
Увидел — значит жил ты не напрасно.

Поднимутся и солнца вновь на волю,
И засверкает алая планета
В туманном и прекрасном ореоле,
В том облаке из радужного света.

И зазвенят листочки на деревьях,
Распустятся цветочки золотые,
И разольется музыка в аллеях,
Ее услышать сказочно впервые.

Под ласковыми, теплыми ветрами,
Как кружево небес, рисует дымка,
И кружево сиреневым вдруг станет,
И луны встанут, словно та открытка.

Те луны засияют в темном небе,
А звезды встанут ярким ореолом,
Опустится туман на землю в неге,
Уснет планета под цветным покровом.

Затихнут серебристые аллеи,
Погаснут алые соцветья трав.
В объятьях памяти остался Галлифрей.
Я, убивая его, был не прав…